Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

«Отпускай! Не запрещай!»

Митинг в защиту политзаключенных, узников "московского дела" на проспекте Академика Сахарова 29 сентября согласован.

26 сентября Басманный суд Москвы рассмотрел ходатайство следствия об изменении меры пресечения Алексею Миняйло. Он единственный фигурант "московского дела", которого обвиняли только по статье о массовых беспорядках и при этом держали в СИЗО. Между тем записи камер наблюдения свидетельствуют, что 27 июля он не успел принять участия в митинге. В результате судья освободил Миняйло в зале суда.

Заседание суда по рассмотрению дела Павла Устинова неожиданно перенесли с 26 на 30 сентября. Такое впечатление, что в путинской администрации хотят оценить массовость протестов и в зависимости от числа манифестантов решить: дать Устинову ни за что условный срок или оправдать артиста?

26 сентября власти Москвы не дали разрешения на проведение шествия памяти жертв политических репрессий 6 октября "по символическому маршруту" от Соловецкого камня на Лубянской площади до Стены скорби на проспекте Сахарова. Они сослались на то, что в заявке якобы не указаны формы и методы охраны общественного порядка организаторами мероприятия. Это прямо противоречит недавнему решению Конституционного суда, который обязал регулировать подобные вопросы в процессе согласования заявок.

Почему власти стали освобождать узников "московского дела"? Чего боятся власти? С чем иди на митинг? Какова главная повестка политического сезона? Обсуждают политик Юлия Галямина, председатель партии "Яблоко" Эмилия Слабунов, председатель Либертарианской партии Сергей Бойко.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Либертарианцы подали заявку на митинг в защиту политзаключенных, узников "московского дела". Он пройдет на проспекте Академика Сахарова 29 сентября, согласован московской мэрией, что теперь бывает не часто. Событие дня: Басманный суд рассматривал ходатайство следствия об изменении меры пресечения Алексею Миняйло. Только его обвиняли по статье о массовых беспорядках и держали в СИЗО, хотя 27 июля он не успел принять участия в митинге. В результате судья освободил его в зале суда.

Репортаж нашего корреспондента Ивана Воронина.

Освобождение Алексея Миняйло пожалуйста, подождите Embed

Освобождение Алексея Миняйло

No media source currently available

0:00 0:03:01 0:00

Михаил Соколов: Последняя уже информация: "Следственный комитет России прекратил уголовное преследование в отношении Алексея Миняйло по реабилитирующим основаниям", – сообщил "Интерфаксу" адвокат активиста Алан Гамазов. Миняйло, как сказал адвокат, обратится за компенсацией по незаконному уголовному преследованию. Отсидел он два месяца. Следствие, правда, полагает, что в действиях Миняйло якобы усматриваются признаки административного нарушения, участие в несанкционированном митинге, который якобы повлек помехи функционированию органов жизнеобеспечения. Ему может грозить административный арест до 15 суток, штраф или назначение обязательных работ. В общем, интересная победа.

На ваш взгляд, что все-таки происходит, что произошло с властью, которая в России отступать и отступаться от даже неправедных каких-то поступков не любит?

Эмилия Слабунова: Власть предприняла серьезную операцию по устрашению российского общества через те массовые задержания, которых было более полутора тысяч летом 2019 года. Акция устрашения была с одной только целью, конечно, запугать, заставить сидеть дома, не высказываться в защиту своих прав, не высказывать свое недовольство положением экономическим, заработными платами, оптимизацией здравоохранения, образования, по всем остальным позициям. Столкнулась с тем, что общество сказало свое решительное "нет". Нужно сказать огромные слова благодарности всем москвичам, всем тем российским гражданам, которые на территории всей нашей страны высказали свою решительную позицию, свой гнев.

Вынуждена власть делать такой шаг назад для того, чтобы как-то пытаться сохранять лицо. Но это ни в коем случае не дает никаких оснований надеяться на то, что впредь не будет подобных действий, они будут принимать только более изощренный характер. Гражданское общество должно быть готово к тому, чтобы решительно защищать свои права и свободы.

Михаил Соколов: Действительно можно вычеркнуть из этого длинного списка имя Алексея Миняйло, хотя административку ему пытаются пришить, несмотря на то что на видеокамерах везде зафиксировано, что он близко не был к этим акциям. Даже если бы был, ничего страшного не было. Просто я хочу перечислить, что еще есть Егор Жуков, Даниил Беглец, Кирилл Жуков, Евгений Коваленко, Константин Котов, Иван Подкопаев, Владислав Синица, Эйдар Губайдуллин, Самариддин Раджабов, Сергей Фомин, Павел Устинов, Никита Черцов, Эдуард Малышевский.

Устинова выпустили под домашний арест, но тем не менее, дело не закрыто. Челюсти плохо отпускают государственные. А что вы скажете по власти? Внутри власти, такое впечатление, что несколько изменилась какая-то конфигурация. Может быть, у них какой-то раскол произошел? Кто-то начал объяснять, что это невыгодно Кремлю – так себя вести.

Эмилия Слабунова: Вполне можно это допустить, хотя это мало меняет общественно-политическую атмосферу. Хорошо, если это так, потому что любые подковерные их действия, которые вносят разлад в их общую стратегию и тактику по отношению к российским гражданам, они только демонстрируют, во-первых, слабость власти, во-вторых, позволяют избежать каких-то дополнительных репрессивных мер. Потому что все эти действия, к сожалению, говорят только исключительно о том, что российские власти сейчас пытаются каким-то образом скрывать весь ужас социально-экономического положения. Бедность растет, реальные доходы граждан пять лет уже падают, никакого прорыва обещанного на горизонте даже не просматривается. Поэтому все понимают или чувствуют, что недовольство будет нарастать, поэтому в качестве даже превентивных мер в тех ситуациях, когда никакой еще угрозы для власти нет, люди вышли совершенно мирно в летний солнечный день показать своей прогулкой недовольство тем, что происходит на выборах в Московскую городскую думу, и в ответ получают такую репрессивную волну.

Я не случайно пришла с этой пластиковой бутылкой, которая весит порядка 23–27 граммов – это "оружие" теперь креативного класса, вместо "булыжника, оружия пролетариата", которое внушает такой панический страх у силовиков и правоохранителей, воспринимается как угроза не порядку на городских улицах, угроза самой государственности и власти. Все это выглядит с одной стороны комично, с другой стороны теми последствиями, которыми оборачивается для граждан, трагично. Это умаляет уже и без того невысокий авторитет властей.

Михаил Соколов: Юлия, что вы скажете о происходящем сейчас? Вас сажали, людей били, а теперь вдруг начинают то одного, то другого выпускать. Они в Кремле, на ваш взгляд, прозрели или какая-то хитрая тактика – одного выпустить, другого под домашний арест? Типа, что успокоятся, но в целом не будем закрывать дело, будем пугать дальше людей.

Юлия Галямина: Я думаю, что у них с самого начала не было никакого плана, не было понятно, что они хотят. Очень ситуативные действия. По всей видимости, там есть несколько разных совершенно групп, которые действуют со своими какими-то интересами, поэтому я подозреваю, что они просто пытаются как-то выйти из плохой ситуации, которая сложилась в результате совершенно непродуманных и непонятных действий.

Михаил Соколов: Каковы ваши личные впечатления от этого ареста административного? Как вы с народом пообщались, какие настроения у людей из тех, которые попадают в такую ситуацию, как вы попали?

Юлия Галямина: Это нехорошо – сидеть за решеткой, никому. Я считаю, что люди максимально должны находиться на свободе, если это возможно. Сажать по политическим мотивам противоречит всяческим демократическим основам, которые у нас прописаны в конституции. Кажется, там все более-менее нормально, тебя кормят, поят, не мучают, но на самом деле огромный стресс, потому что за тобой постоянно следят, тебя постоянно контролируют, неизвестно, что будет в каждый момент. Твои органы чувств страдают, потому что постоянно включают радио, свет и так далее.

Михаил Соколов: На ваш взгляд, власть все-таки добилась в этой московской кампании своего? В конце концов ни вы, ни другие активные оппозиционеры не смогли участвовать в выборах, кого-то напугали. Или все-таки они переборщили, теперь будет какой-то эффект протестный возрастать?

Юлия Галямина: Конечно, чего-то они добились. Потому что они добивались, чтобы нас не было в Думе. Нас нет в Думе – это правда. Те люди, которые сейчас в Думе, я совершенно не уверена, что они будут действовать точно так же, как если бы там была я или Яшин, Янкаускас. Поэтому, конечно, в этом смысле тактически они выиграли, но стратегически, конечно, проиграли. Потому что всякие политики, которые боятся своих оппонентов, это типичное проявление слабости, они теряют стратегически, сейчас они уже потеряли.

Михаил Соколов: Действительно, похоже, власти приходится отчасти отступать. Сергей, каково ваше настроение после такого неожиданного для многих освобождения Алексея Миняйло?

Сергей Бойко: На самом деле я считаю, что это заслуга гражданского общества прежде всего. Мы общими усилиями, я имею в виду и политики, и общественные деятели, и простые граждане, вынудили власти пойти на эти уступки. То есть власть видит, что все более и более широкие слои населения начинают просто-напросто политизироваться, они начинают понимать, что их беспредел, правовой беспредел в прямом смысле слова заставляет людей разбираться, а что же у нас в стране такое творится. Людей уже простыми страхами, что вам начальник скажет "плохо", уже не испугаешь, люди пытаются разбираться. Этой политизации власти и испугались. Поэтому они сегодня пошли на то, чтобы отпустить Миняйло, поэтому они перенесли рассмотрение дела Устинова на понедельник, чтобы посмотреть, а сколько же людей выйдет в воскресенье, может быть, удастся как-то сбить эту волну, может быть, меньше придет, мы же всех отпускаем. Я хотел бы напомнить, что не всех еще отпустили, еще сидит под домашним арестом Егор Жуков, в чем-то его положение стало даже хуже, потому что он не может даже письма посылать на волю, соответственно, отрезан от своей деятельности.

Михаил Соколов: Человеку учиться надо просто-напросто, а ему не дают.

Сергей Бойко: Учиться, развиваться. Он ничего такого не совершил, за что его надо держать под домашним арестом. А что с Котовым творится. Все-таки это опять "дадинская" статья, которой пытаются запугать активистов гражданских и политических. Надо отбивать всех людей. Здесь вопрос не в том, чтобы кого-то своего отбить, здесь вопрос о том, чтобы отбить всех, кто сидит не только по "московскому делу", сейчас обыски по делу ФБК продолжаются до сих пор, у нас все еще сидят ребята по явно сфальсифицированному делу "Сети", там мы сталкиваемся просто с фактами пыток, когда людей пытками заставляли оговаривать себя. У нас все еще дело "Нового величия", тоже ситуация никак не изменилась. Двух девочек перевели под домашний арест, но суды идут, люди сидят больше года, этот кошмар продолжается. Давайте не забывать, что история на этом не закончилась, новые дела в любой момент могут открыться. Поэтому надо бороться.

Эмилия Слабунова: Новые дела открываются каждый день. Сегодня получила информацию от наших коллег из Калининграда, Дарья Большакова, член нашей партии, которая 3 августа в Калининграде вышла в одиночный пикет с требованием отправить в отставку Мосгоризбирком, с требованием справедливых судов, с лозунгом "Мы не рабы". К ней неоднократно подходили представители полиции, никаких нарушений в проведении пикета не предъявлялось ей. И что вы думаете, 18 сентября она получает обвинение в том, что она якобы явилась организатором несанкционированных действий, несанкционированного пикета без уведомления городской администрации. 25-го состоялся суд, он перенесен теперь на 14 октября. То есть эти дела появляются совершенно неожиданно, абсолютно на пустом месте, как и в этих ситуациях, где мы видели, что нет ни состава преступления, два месяца не совершается никаких следственных действий, потому что их в принципе невозможно осуществлять при отсутствии состава преступления. Так и здесь.

По различным территориям страны сейчас происходят подобные процессы в надежде на то, что это не заметят, люди не отреагируют. Поэтому сейчас гражданское общество должно быть просто постоянно на низком старте, выступать в защиту. Дело Павла Устинова очень показательно. Суд отказывался приобщать к делу те видеозаписи, которые зафиксировали момент его задержания. Вы посмотрите, все эти пикеты безостановочные, на которые вышли люди, вроде бы далекие от политики, актеры, режиссеры, состоялась практически такая операция гражданского общества по принуждению власти к тому, чтобы посмотреть это видео. Генеральная прокуратура сразу выступила с тем, что избыточное наказание. Вот как гражданское общество может заставить власть совершать правильные действия.

Полный текст будет опубликован 27 сентября.

Каков ваш главный лозунг для митинга на проспекте Сахарова 29 сентября? пожалуйста, подождите Embed

Каков ваш главный лозунг для митинга на проспекте Сахарова 29 сентября?

No media source currently available

0:00 0:02:27 0:00 Скачать медиафайл

  • 270p | 7,1MB
  • 360p | 12,3MB
  • 720p | 26,8MB
  • 1080p | 60,7MB

Опрос на улицах Москвы

  • 16x9 Image

    Михаил Соколов

    SokolovMi@rferl.org

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика